Катапульта. История одного проекта

На дворе суббота, мы обедаем в деревенской кафешке и я пытаюсь объяснить Коринн, что не надо падать со стула лицом в пол, потому что люди за другими столиками сильно расстраиваются. И еще Кирилл этот вокруг болтается как желе. С проектом катапульты, который задали месяц назад, а сдать надо послезавтра. И четвертные оценки выставят через неделю. Никогда такого не было и вот опять.

Моя голландская няня. Часть первая

Нидерланды - это вам не постсоветское пространство. Шанс найти душевную но строгую бывшую учительницу начальных классов, которая будет ездить к вам из Химок с тремя пересадками, фактически сведен к нулю. Тут вы найдете лишь владелицу педикюрного салона, которая не против найти работу в соседнем доме, причем только по вторникам с девяти до двенадцати. В эти выходные она, кстати,  высаживает тюльпаны у свекрови, а в следующие едет с церковным хором в Обнинск.  Иными словами, мы живем в благополучной европейской стране, где минимальный размер оплаты труда составляет чуть больше полутора тысяч евро. И не так много людей будут подстраиваться под ваши планы в ущерб собственным ради возможности дополнительного заработка. За них я искренне рада, за себя - не очень. Такой вот конфликт личных и общественных интересов. 

Прелести голландского села

Мне нравится жить в маленькой голландской деревне. Правда. Вот вчера встретила нашего мэра в булочной. Привет, Роланд, говорю. Че как? Нормально все? Жена как, дети, собака поправилась? Он кивает приветливо, дожевывает круассан и  спрашивает, будем ли отмечать вскорости год моего нидерландского гражданства. Ну мило же? 

А гонки тракторов помните? 

На собачьих правах

Здесь существует довольно влиятельная Партия Защиты Животных, которая фанатично следит за правами четвероногих. И иногда меня это очень умиляет, так как моя психика неслабо деформирована новостями родины.Открываешь голландский новостной сайт и читаешь: “Партия животных возмущена поведением лебедя на амстердамском канале”. Господи, думаешь, какая прелесть. Можно мне тоже такую жизнь, где я буду ночами не спать, размышляя об оптимальном метраже колхозного курятника?  

“Мамагите, бибидашка!”

В этот момент я открыла для себя новый мир, клянусь вам. Мир избалованных детей, всепрощающих мамаш и и заявлений  “мой ребенок не мог плеваться серой в директора, он очень хороший мальчик”. Я поняла, что эта функция внедрена в мам с помощью какого-то хитрого чипа и избавиться от нее сложнее, чем Киану Ривзу выдрать космического богомола из своего божественного пупка.