“Пусть говорят”. Рождественский выпуск

Мы тут недавно зацепились с соседом обсуждать последние новости. Опять все кипят и бурлят по поводу Черного Пита, который расизм, дискриминация и оскорбление чувств верующих. Некоторые особо активные мозгом матери даже не пустили детей вчера в школу праздновать приход Синтерклааса, только потому что рядом с ним будет шаркать ногами этот ходячий плевок в души толерантных граждан. И я уже в который раз принялась объяснять, что умиляюсь этим нидерландским игрушечным новостям. Потому что если целая страна три года занята обсуждением политических взглядов сказочного персонажа, это значит, что у них просто нет других проблем, чему я очень рада. 

Разум и чувства

Она усадила меня на жесткий стул и стала слушать. Не переставая при этом откровенно меня разглядывать. О, этот пристальный взгляд а-ля датч, как я его люблю. Тщательному анализу подверглись моя сумка, рубашка, волосы, обувь. Я терпела и стремительно теряла нервные клетки. Мне хотелось понимания, похвалы или хотя бы транквилизаторов. Хотелось, в конце концов, на кушетку, говорить о детстве и чтобы рядом пачка салфеток, как в кино. Но нет.  Ладно, закончила наконец, свой печальный сказ и замерла в ожидании вердикта. Я думала, специлист подскажет какие-то упражнения для снятия тревожности, дыхательные техники, специальную терапию или еще что-то.

Удивление месяца: апрель

На последней нашей встрече я пожаловалась Варе, что все пропало: я прошляпила удивление апреля. Мой внутренний перфекционист вступил в отчаянную схватку с моим не менее внутренним пофигистом с твердым намерением жестоко забить его бейсбольной битой, как часто показывают в американских триллерах (бита, всегда бита! Молоток не взять что ли?).