Потому что профессионалы

Друзья, текст про Люку пишется медленно. Тяжело рассказывать про смерть любимой собаки. Так что пока отвлечемся.

Мне в апреле предстоит очередная строительная выставка. А нашу предполагаемую няню недавно депортировали на Филлипины и поэтому я нахожусь в легком истерическом стрессе. Волной идут ночные кошмары: Коринн весело гугучит в ведре с краской, девочки из кейтеринга прячут  ее под барную стойку на стенде, вместо коляски приходится катать ее по выставочному комплексу в тележке для стройматериалов. Так что по ночам я мысленно отмываю мою заиньку от краски цвета «нежный  лосось», а днем лихорадочно обзваниваю знакомых и  заискивающе предлагаю ребенка одного, окрас-пепельный блондин, характер нордический но не без вспышек, в порочащих связях замечен не был.  Характерная примета — повышенное слюноотделение.

После пары дней поисков мне стало так тошно играть в кукушку, что я вызвала на помощь тяжелую артиллерию. Позвонила папе и попросила у него взаймы нашу маму. Потом набрала маму и обрушила на нее потоки лести. Мама помолчала и сказала милицейским голосом, что «скорее да чем нет». Я поняла, что спасена от провала, а Коринн — от нежного лосося.

Няню же продолжаем искать в спокойном режиме. Вообще про поиск нянь надо писать отдельный пост, но это потом. А сейчас — про работу. Вспомнилась моя первая голландская выставка два года назад и мои тогдашние впечатления. Собственно ничего выдающегося, даже никакого особенного ада не произошло. Ад — это когда у тебя на мероприятие для пяти тысяч человек приползает пьяный в дупель ведущий. Или когда заказчик рекламного видео просит прислать пятьсот вариантов живых читающих книгу бобров. Одна моя знакомая звезда пиара (никакого сарказма! Саша! Ты звезда и я тебя люблю!)  за час до торжественного открытия строительного объекта гоняла на тракторе в магазин за ковролином для красной дорожки.

Но тем не менее эти воспоминания мне дороги. Может потому что работать в сфере коммуникаций в другой стране на чужом языке достаточно тяжело. И поэтому удовлетворение от  любого реализованного проекта как бы удваивается.

Помню два года назад приехала я  за день до выставки, так на часик разложить на стенде
брошюрки и развернуть баннеры. Которые, кстати состряпали за два дня, ибо Клиент решил оказаться вдруг со своим брендом на этом мероприятии неделю назад. А тебе с дизайнером дал на подготовку пять дней. Совершенно не по-голландски. Самое обидное в подобных проектах  — энергии  и топлива ты потратишь столько, что хватит на запуск небольшого космического корабля, а результат все равно выйдет средненький.

И вот на финальной проверке оказывается, что стенд вместо фирменных красно-бело-синих цветов покрасили в оранжевый, В ОРАНЖЕВЫЙ. И даже — чтобы все сочеталось — поставили оранжевые стулья и столы. Вместе с моими красно-синими баннерами  и прочим они создают ощущение, что тут потрудился суицидально настроенный  дизайнер-социопат.

unnamed.jpgДень пролетает незаметно и весело. В памяти остаются лишь отдельные кадры кинохроники. Вот ты ловишь какого-то мужика Луи с ведром белой краски. Вот обманом и угрозами заманиваешь его на свой стенд и заставляешь этот стенд красить. Потом воруешь у соседей белые стулья вместо оранжевых, успеваешь найти в икее (находится на другом конце Голландии) дополнительную белую мебель, потом отменяешь заказ и так далее. Пока ты вместе с коллегой яростно грызешь черствую булку где-то в грязном углу, соседние стенды собирают небольшую антанту и идут бить вас смертным боем.

Приятное разнообразие вносит холодильник, который вываливается из шкафа прямо на выставочные стеклянные образцы. Ты, подобно беззаботной козочке скачешь по комплексу, заказываваешь кейтеринг, находишь новые выставочные образцы и выметаешь трупы старых из-под холодильника.

К середине дня тебе кажется, что за эти полдня ты выносила и родила ребенка, поступила его в школу и университет, женила на Дженнифер Лоуренс и теперь с гордостью предъявляешь друзьям и родственникам. В вечерних сумерках материализуется Клиент.  Неспешно шагает он вдоль свежепокрашнной стены, на которой не осталось и следа параноидального оранжевого дизайна. Мазнув взглядом по твоему детищу, он говорит тихо и устало: «Что с полом? Пол у нас говно…» И ты, широко улыбнувшись, несешься в хозяйственный магазин, чтобы купить двадцать квадратных метров ламината, приехать завтра в пять утра на стенд и настелить там этот блядский пол.

Почему? Потому что мы профессионалы!

 

Мне интересно ваше мнение, поделитесь им!